Сайт не актуален!!!

Новый адрес

О пробелах в законе, «глобусе Украины» и внеурочной обязаловке

8 сентября 2012

О пробелах в законе, «глобусе Украины» и внеурочной обязаловке

Posted: 07 Sep 2012 05:19 AM PDT


Какой должна быть основная образовательная программа? Почему из текста ФГОС выпало понятие «региональный компонент»? Сколько часов внеурочной деятельности гарантирует стандарт? Эти и другие вопросы обсуждались в Российской академии образования на курсах повышения квалификации для школьных педагогов, дефектологов, руководителей ППМС-центров.

Предлагаем вашему вниманию несколько фрагментов лекции «Примерная ООП общего образования как механизм реализации ФГОС. Разработка ООП в образовательных учреждениях», которую прочитала заместитель директора ИСИО РАО, кандидат педагогических наук, доцент Ирина Логвинова.


Пробел в законодательстве
Статья 14 действующего Закона РФ «Об образовании» постулирует: основная образовательная программа (ООП) реализуется образовательным учреждением самостоятельно. Это вопрос о статусе программы. ООП — это самый главный, после устава, документ в школе. Но, очевидно, в нашей управленческой культуре мы к этой мысли ещё не успели привыкнуть. Не менее трех десятков основных образовательных программ довелось мне прочитать за последнее время. Увы, сказать, что эти ООП являются программой жизни школьного сообщества, на мой взгляд, можно лишь с большой натяжкой. В основном это цитаты из теоретических работ, из того же стандарта. Стиль их почти ничем не отличается от реферата, диссертации, ученого доклада. И это, разумеется, не радует, поскольку ООП — это сугубо авторский продукт педагогического коллектива, это его декларация о намерениях и способах их осуществления. Это документ, отражающий пульс школьной жизни, ключевые направления её деятельности.

Школа также имеет право программировать свою научно-исследовательскую деятельность, систему дополнительного образования, развитие образовательного учреждения в целом. Но всё это не отменяет и не заменяет собой ООП. Поначалу возникали такие недоразумения, когда коллегам казалось, что если, мол, у них есть своя ООП, то программа развития школы теперь не нужна.

Но программа развития — это стратегия, а ООП — тактика движения школы к намеченным целям. Вот почему ООП в обязательном порядке обсуждается и создаётся при участии многих экспертов, а затем утверждается органом, который в соответствии с уставом является высшим в вашей школе.

Теперь должно быть понятно, почему, заключая договор с родителями, мы обязательно фиксируем в этом договоре: «Родители познакомились с ООП, реализуемой в школе». Ведь именно на базе ООП будет строиться весь образовательный процесс, а следовательно, и весь спектр отношений между школьниками, учителями, воспитателями, родителями.

Вы, конечно, знаете, что авторские ООП образовательного учреждения разрабатываются на основе примерных ООП. Но не всё здесь так просто и прозрачно. Та же статья 14-я Закона РФ «Об образовании» гласит, что примерная основная образовательная программа обеспечивается уполномоченными федеральными государственными органами. Что в этом контексте означает слово «обеспечивается», не вполне понятно. Тут возникла ситуация, которую я проиллюстрирую на примере нашей начальной школы. Есть примерная ООП. Утверждены четыре системы учебников по началке: «Школа России», «Перспектива», «Школа XXI век» и «Школа-2100». К каждой из этих систем разработчики приложили свой вариант примерной ООП. Тут и возник вопрос: как со всем этим богатством быть, если в законе нет статьи о порядке утверждения примерной ООП? Названные системы резко отличаются друг от друга по методикам достижения единых планируемых результатов, по способам их оценки и так далее. В результате читаешь ООП какой-нибудь интересной школы и диву даешься: первый раздел авторы списывают из одного источника, потом берут УМК, по которому раньше работали, и по нему прописывают основные технологии работы, далее открывают третий источник… Что получается, понятно: цели перед собой мы ставим одни, пути их достижения находим «у соседа», а проверяем уже нечто третье. Причина такой противоречивой ситуации ясна: в законе эти вопросы не прописаны. Поэтому в новом законе, который должен быть утвержден к концу года, появилась отдельная статья, посвященная примерной ООП. В соответствии с этой статьей будет создан реестр существующих примерных программ. Эти программы, разработанные разными группами, будут проходить экспертизу на соответствие ФГОС, такую же, какую проходят учебники. И таким образом пробел в законодательстве будет восполнен.

Сейчас существует примерная ООП начального образования, рекомендованная координационным советом по введению ФГОС при департаменте общего образования Минобрнауки РФ. Ею вы можете пользоваться смело, её статус это позволяет.

С программой основной школы тоже, увы, не всё просто. Есть ООП, разработанная «главной группой разработчиков» под началом Александра Кондакова и рекомендованная тем же координационным советом. Но в прошлом году министерство объявило конкурс на доработку этой программы. Мы в ИСИО РАО очень надеялись, что выиграем, но конкурс есть конкурс. Его выиграла «Эврика» — тот самый институт образовательной политики, который выступил главным нашим конкурентом на этапе утверждения стандарта началки (и тогда проиграл), а теперь взялся дорабатывать ООП основной ступени школы. Что ж, всё правильно. Не может быть в демократическом обществе монополии на создание стандарта, а тем более программы по его реализации. Но я вас предупреждаю, что нужно к этому вопросу относиться очень профессионально. Методологически у «Эврики» абсолютно другие подходы. Поэтому разрабатывать свою ООП, отталкиваясь от «эвриканской версии», я вам не рекомендую. Соответствовать стандарту можно, только опираясь на ООП, выпущенную издательством «Просвещение». В электронном виде она опубликована на сайте standart.edu.ru. Это не к тому, что я лоббирую «свои» интересы, а к тому, что такова ситуация.

Куда пропал региональный компонент?
Одним из негативных мифов, сопровождающих стандарт, является давний миф о том, что стандарты якобы отменили региональный компонент. По-скольку ушел, выпал (и впрямь!) этот термин из Закона РФ «Об образовании», из ФГОС и из примерной ООП. Что же осталось? Обязательная часть и часть, разрабатываемая участниками образовательного процесса. Так говорится в новом ФГОС.

Коллизия в том, что школа сегодня работает по двум документам. И один из них, 2004 года, предполагает, что стандартная программа заключает в себе инвариантную часть, региональный компонент и школьный компонент. Но этот документ потихонечку уходит. Первые и вторые классы по нему уже не работают. Сейчас, с этой осени, не будут работать и третьи, на будущий год и четвертые… Но это не значит, что уходят смыслы. Вариативная часть программы, разрабатываемая в Сахалинской области или в Кабардино-Балкарии, однозначно сохраняется, на основании 29-й статьи Закона «Об образовании». Статья устанавливает, что органы государственной власти субъектов РФ могут принимать участие в разработке примерных программ в части учета региональных, национальных и этнокультурных особенностей. Беда в том, что здесь мы чаще всего сталкиваемся с множественными перекосами, злоупотреблениями, откровенными нарушениями.

Недавно мы с коллегами лицензировали четыре ООП «родом» из Краснодарского края: ООП обычной городской школы, лицея, казачьей и сельской общеобразовательной школы. Словом, очень разные по всем статьям и признакам учреждения. А общее у них одно: с первого класса все дети, как по команде, погружаются в «Кубановедение». В первом классе не предусмотрено ни одного часа на вариативность, откуда же взялось «Кубановедение»? Вернее, за счёт чего оно появилось в учебном плане? Ответ: за счет «Окружающего мира». Мы писали во всех лицензиях и отзывах, говорили коллегам из краснодарского ИПК: вы нарушаете закон, ущемляете право детей на получение качественного образования. «Окружающий мир» в начальной школе — это пропедевтика всего естественно-научного образования. И без того там на науку времени кот наплакал, и отнять эти часы — это ж и вовсе преступление. Но… Брови моих собеседников выразительно лезут вверх: мол, такова уж политика региона. Поэтому «Окружающий мир» кубанские ребята догоняют уже после основных уроков, в кружках и на внеурочных занятиях.

И это лишь один пример. Коллегам из регионов приходится объяснять, что мы вовсе не умаляем их заслуги, связанные с региональностью образования, просто мы выросли из прежнего понимания того, что такое региональный компонент.

Сошлюсь на собственный опыт. В Приморье, где мне довелось работать ректором института повышения квалификации учителей, в конце девяностых мы разработали учебники «География Приморского края», «История российского Приморья». Очень гордились. Но в один прекрасный день всё-таки стали взрослыми. Со мной это про-изошло на выставке-презентации, где взору явился чудный заголовок одной из книг: «География Хабаровского края». Стало очень смешно. Как вам сказать… Это как «глобус Украины». Ну не может быть географии Приморского края отдельно от географии Хабаровского края! Вывод: если мы изучаем моря и океаны, то в этой теме Сахалин легко «возьмет» свои моря и океаны, а Калининград свои. И будет всё логично. Так же и с историей, где только в 7–8 классах в рамках регионального компонента вводится история региона, и тогда постижение древнего мира начинается сначала.

Думаю, мудрость стандарта и сложность его в том, что региональным содержанием, этнокультурным содержанием нужно на самом деле наполнять все без исключения предметы во всех без исключения классах, только, конечно, в соответствии с возрастом детей и логикой курса. И это очень серьёзная работа и забота для региональных институтов развития образования: интеграция региональной «картинки» в содержание общего образования применительно ко всем предметам.

Кто постарше, помнит, наверное, было такое замечательное время, когда мы вдруг поняли: что-то у нас с нравственностью не то. И ввели в СССР «Уроки нравственности». Час в неделю длился урок нравственности, а все остальные уроки были как бы про другое. Вот так и с региональным компонентом. Если цель — воспитать патриота своей маленькой Родины, привить любовь и уважение к её культуре, языку (если это национальная республика), то делать это нужно не в отдельное время и в отдельном месте, а «насквозь», как говорил поэт. Всегда и на высоком уровне, либо уж лучше и вовсе этим не заниматься.

О внеурочной деятельности
В первой редакции стандарта начальной школы было записано: на внеурочную деятельность отводится до 1350 часов. Это «до» в нашем профессиональном сознании потерялось сразу. Все педагоги, не сговариваясь, решили, что будет ровным счетом 1350, и ни часом меньше. Их поделили на четыре, потом на 34 и получилось десять (вернее, девять с копейками). И это трансформировалось в совершенно чудовищные вещи — в обязательные 10 часов вне-урочной деятельности для каждого ребенка, начиная с первого класса. Прежде чем трезво оценить ресурсы, ввели эту обязаловку (к счастью, не везде, только в ряде регионов), и что в итоге?

Первый тревожный сигнал прозвучал в Ростовской области два года назад. Подошли учителя пилотных школ: «Можем ли мы отказаться от внеурочки?» Я опешила. Думаю: это же такое счастье, что мы её придумали, а тут… Но мне объясняют: «Да сил никаких нет. Я, например, после уроков 2 часа ГПД веду, потом 2 часа «внеурочки», потом ещё 1,5 часа ГПД… Вечером падаю от усталости вместо того, чтобы садиться за проверку тетрадей. И дети, главное, засыпают на таких уроках».

Вот ведь сюрприз. «Что же вы с ними делаете на внеурочке?», спрашиваю. Учительница говорит: «Ой, я-то ладно, я фитнес веду, а вот моя коллега из соседнего класса просто рассказывает байки и читает книжки». Так вот, друзья мои, это, на мой взгляд, называется дискредитацией всех смыслов стандарта. Пусть лучше вообще ни одного часа за пределами инварианта не будет, чем так. В некоторых регионах, например в Московской области, деньги нашли на все 10 часов, и главным делом стала их реализация. Смыслы и ребёнок оказались отдельно от другой, чисто денежной задачи.

В стандарте всё очень четко и конкретно прописано: организация внеурочной деятельности обязательное требование для школы, а не для ребёнка. Школа должна искать ресурсы, наполнять эту деятельность смыслами и предлагать детям и родителям целесообразные формы. Это возможно при условии понимания регионом, что внеурочка — часть ООП и должна финансироваться за счет бюджета.

Мы в начале пути. Многое делается впервые. Убеждена, пройдёт время и эти организационно-управленческие проблемы решатся. Гораздо сложнее обеспечить педагогические смыслы, помочь педагогам профессионально освоить новую деятельностную парадигму образования, на которую нас ориентирует ФГОС и которая реализуется через основную образовательную программу школы.

Из пояснительной записки к «Примерной основной образовательной программе образовательного учреждения» (основная школа)
В основе реализации основной образовательной программы лежит системно-деятельностный подход, который предполагает:
— воспитание и развитие качеств личности, отвечающих требованиям информационного общества, инновационной экономики, задачам построения российского гражданского общества на основе принципов толерантности, диалога культур и уважения его многонационального, поликультурного и поликонфессионального состава;
— формирование соответствующей целям общего образования социальной среды развития обучающихся в системе образования, переход к стратегии социального проектирования и конструирования на основе разработки содержания и технологий образования, определяющих пути и способы достижения желаемого уровня (результата) личностного и познавательного развития обучающихся;
— ориентацию на достижение цели и основного результата образования — развитие на основе освоения универсальных учебных действий, познания и освоения мира личности обучающегося, его активной учебно-познавательной деятельности, формирование его готовности к саморазвитию и непрерывному образованию;
— признание решающей роли содержания образования, способов организации образовательной деятельности и учебного сотрудничества в достижении целей личностного и социального развития обучающихся;
— учёт индивидуальных возрастных, психологических и физиологических особенностей обучающихся, роли, значения видов деятельности и форм общения при построении образовательного процесса и определении образовательно-воспитательных целей и путей их достижения;
— разнообразие индивидуальных образовательных траекторий и индивидуального развития каждого обучающегося, в том числе одарённых детей, детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья.

По материалам сайта Интернет-издание "Просвещение"


Сайт создан на Setup.ru Создать сайт бесплатно